March 23rd, 2011

Письмо Григория Чекалина Президенту РФ Медведеву Д.А.

Письмо Григория Чекалина:


Большинству из вас хорошо известны причины и обстоятельства привлечения меня и Михаила Евсеева к уголовной ответственности за наше открытое противостояние коррумпированной машине правоохранительных органов Республики Коми. Борьба с «ветряными мельницами» может показаться кому-то безнадежной кампанией, но у нас с Мишей многое получается. Именно поэтому власти Коми готовы идти на сделку с террористами, чтобы закрыть рот Михаилу Евсееву!!!
После того, как меня и Мишу незаконно осудили, нас отправили отбывать наказание в колонию-поселение, в которой мы имели право на неограниченные свидания, телефонные переговоры и свободное перемещение в пределах поселка.
Вот только никто из Вас не знает, что мы оба сейчас находимся в БУРе (барак усиленного режима) ИК — 31 г. Микунь, а не в своей колонии-поселении.
Нас двоих содержат в диких, нечеловеческих условиях ШИЗО (штрафной изолятор). Причем ни я, ни Миша не нарушали ПВР (правила внутреннего распорядка), нас не наказывали и не привлекали к ответственности. Свет горит круглые сутки, вода из крана (только холодная) идет один час с 6 до 7 утра; прогулка в бетонном дворике 2Х3 метра с решеткой над головой 20 минут в день; никакие передачи администрация ИК не пропускает; свидания с адвокатом проходит в присутствие работника колонии.
Одна радость — нары днем не пристегивают к стене. Все это конечно ужасно, но не так страшно по сравнению с тем, куда везут Мишу из этого БУРа!!!
С августа прошлого года Михаила Евсеева «подозревают» в ряде особо тяжких преступлений, якобы совершенных им в период службы по контракту на территории Чеченской Республики, где с марта 2003 года он работал в должности руководителя подразделения по борьбе в преступлениями террористической направленности.
Отработав контракт, в июне 2005 года Михаил уехал из Чечни и никаких вопросов к нему не было вплоть до его видеообращения к Президенту в ноябре 2009 года.
В настоящее время руководство СУ СКР по РК (Лыжин А.С., Овсянников ИИ.В.) открыто запугивают Михаила тем, что этапируют его в Чеченскую Республику если он не поменяет свою принципиальную позицию об известных ему фактах фальсификации доказательств в деле о поджоге ТЦ «Пассаж», по которому двое невиновных молодых парней незаконно приговорены к пожизненному лишению свободы.
Колония, в которой нас сейчас содержат, является транзитно-пересылочным пунктом для осужденных к лишению свободы. На днях сюда приезжали работники СКР по РК, которые сообщили Михаилу, что его в ближайшее время этапируют в Чеченское СИЗО!!! Лыжин и Овсянников не скрывали, что из Чечни Миша может вернуться только в цинковом гробу. По моей спине бежали мурашки, когда я узнал, что со слов этих доблестных блюстителей закона, нужные им показания будут выбивать пытками!!! Со смехом они рассказали, что если колючая проволока в толстой кишке не поможет, то лицезрение собственных кишков из вспоротого живота — безотказный способ «узнать правду»!!!
Я лично читал представление руководства МВД Чеченской Республики о награждении Михаила госнаградами за проявленное мужество при выполнении возложенных на него обязанностей, в том числе и за уничтожение участников незаконых бандформирований. Михаил дважды был ранен, контужен. Он с честью защищал основы конституционного строя нашего государства, которое попросту предало его.
Сколько жизней спас этот парень, сколько он предотвратил террактов, сколько жен и детей были счастливы видеть живыми вернувшихся, благодаря таким как Миша, отцов и мужей? Много, очень много! Всего не передать!!! В «благодарность» за это властьзагоняет его в Чеченский плен, в зиндан. И все это в угоду интересам кучки высокопоствленных ублюдков, желающих усидеть в высоких креслах!!!
Михаила «подозревают» в похищении и убийстве нескольких чеченских террористов, имевших прямое отношение к лидерам бандформирований Шамилю Басаеву и Доку Умарову, который взял на себя ответственность за зверское убийство А.К. Кадырова, захват школы в Беслане, взрывы на Лубянке, на станции «Лубянка» и «Парк Горького» и в аэтопорту «Домодедово».
Никого не интересует, что в момент прохождения службы, на территории ЧР действовал режим КТО, а оперативная работа велась в соответствии с ФЗ РФ «О борьбе с терроризмом». На Мишу попросту хотят повесить убийства всех боевиков, чьи тела по понятным причинам не были обнаружены в период с 2002 по 2005 года.
Одним из эпизодов, который вменяют Михаилу, является похищение и убийство Бексултанова Т.В., пропавшего без вести в апреле 2004 года. Бексултанов находился в международном розыске за совершение более ста террактов и убийства сотрудников правоохранительных органов. Теперь, с подачи СКР, труп этого террориста вешают на Михаила.
Если следовать логике обвинений, предъявленных Мише, то получается, что террористов убивать нельзя. Пусть лучше они убивают наших близких и держат в страхе всю страну. Мы готовы простить им «Домодедово», взрывы в метро, «Норд-Ост» и наказать «по всей строгости» закона русского парня и офицера милиции, «мочившего в сортире» эту падаль?
Я обращаюсь ко всем вам с криком о помощи!!! Помощи в максимально возможной огласке беспредела Комяцкого и Чеченского СКР, отправляющих на верную смерть Михаила Евсеева. Если вам не безразлична судьба этого парня, защищавшего нас с вами, обратитесь в его поддержку во все возможные госорганы, общественные и международные организации. В противном случае следующим письмом будет моя просьба помянуть его.
С уважением и верой в Вас,
Григорий Чекалин

«Новый Нюрнберг» в Мосгорсуде (к процессу Тихонова – Хасис)

Москва: 2011-03-22 15:19:00

Более двух лет назад неизвестные застрелили в Москве адвоката и по совместительству негласного лидера движения «антифа» в России Станислава Маркелова. Это было громкое и дерзкое преступление. Убийца сначала выстрелил в Маркелова, а затем в его, обернувшуюся на звук пальбы, спутницу – журналистку «Новой газеты» Анастасию Бабурову. Этот трагический случай произошел 19 января 2009 года в районе станции метро «Кропоткинская». Российские СМИ в тот момент твердили, что камеры наружного наблюдения зафиксировали убийцу, однако изображение оказалось настолько нечетким, что составить по нему фоторобот так и не удалось.

Тем не менее, спустя некоторое время нашли подозреваемых в совершении резонансного преступления. Ими оказались Никита Тихонов (выпускник Истфака МГУ, журналист, по некоторым данным, спичрайтер Бориса Грызлова (!) в 2001-2003гг.), живший в то время по поддельному паспорту, так как он находился в розыске по подозрению в преступлении, которого не совершал (речь идет об убийстве антифашиста Рюхина – позднее дело было закрыто, а обвинения с Тихонова сняты), и его гражданская жена Евгения Хасис.

Единственным поводом для обвинения Тихонова и Хасис стали показания их единомышленников Ильи Горячева (один из руководителей организации «Русский Образ») и Сергея Ерзунова, которые заявили, что Тихонов якобы признавался в личной беседе в том, что именно он убил Маркелова. Все иные доказательства вины подозреваемых получены и используются с нарушением процессуальных норм, о чем убедительно пишет его адвокат Александр Васильев.

Во-первых, сразу после преступления следствие располагало всего лишь одной пулей, извлеченной из головы покойного адвоката-антифашиста. Вторая пуля прошла навылет и была найдена на следующий день случайным прохожим после расчистки снега. С этого момента с уликами с места преступления началось странное. «То она (вторая пуля) без упаковки, то вдруг сразу в упаковке, то кто-то - непонятно, кто - ее перекладывает в стеклянную банку с ярлыком... Все это может означать только то, что следствие работало спустя рукава и не соблюдало положенных процедур. Но может означать и то, что в какой-то момент пулю подменили. Основываясь на этих сомнениях, защита попросила исключить пули из числа доказательств», - сообщает известный патриотический деятель, правозащитница Наталия Холмогорова. Следует отметить, что всего выстрелов было три, однако удалось найти только 2 пули, но ни одной гильзы обнаружено не было.

Показания свидетелей, видевших убийцу на месте преступления, также оставляют массу сомнений. Вот что об этом Александр Васильев: «Мы видим, что свидетели Ермакова и Мурашкин описывают внешность убийцы, отличающуюся от внешности Тихонова. Тихонов плотного спортивного телосложения (а не худощавый), рост - 185 см (а не 178-180 см), глаза темные маленькие (а не широко распахнутые), нос «картошкой» (а не «обычной» формы), брови черные, хорошо выделяющиеся на лице (а не русые, не выделяющиеся)». Несмотря на эти несоответствия, свидетели признали в Тихонове стрелявшего.

Евгении Хасис вменяется соучастие в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Обвинение предоставило запись одной из камер наружного наблюдения, на которой видно, «человека похожего на девушку» идущего по противоположной стороне улицы навстречу жертвам и убийце. Кадры съемки настолько нечеткие, что опознать в них подозреваемую практически невозможно. Либеральные СМИ, уверенные в виновности Тихонова и Хасис, умалчивают одну деталь дела: камера показала, как девушка выбрасывает окурок. Этот окурок был найден следствием, но когда экспертиза сообщила, что ДНК слюны на окурке не совпадает с ДНК Хасис, следствие просто решило не приобщать данный материал к делу. О цели пребывания обвиняемой на месте преступления следствие выразилось очень пространно и загадочно: «Хасис шла по другой стороне улицы и неустановленным способом подала Тихонову неустановленный сигнал».

Отдельного внимания заслуживают некоторые высказывания судьи. После того, как присяжных вывели из зала суда, председательствующий судья А.Н. Замашнюк попросил присутствующих ничего не писать в дневниках и блогах, чтобы присяжные ничего не знали о процессуальных моментах дела, а участников процесса попросил «воздержаться от интервью, комментариев и прочих выражений личного мнения».

Процесс Тихонова и Хасис, увы, не является уникальным событием, параллельно с ним сейчас рассматривается дело группы "НСО-Север". Это остатки известной организации НСО – люди, обвиняемые в нападениях и убийствах на почве межнациональной ненависти. Вопреки закону и конституционному праву (ч.2 ст.47 Конституции РФ предполагает право подсудимого на рассмотрение дела судом присяжных) их дело рассматривается коллегией из трех судей в закрытом режиме. Информация о процессе появилась в сети недавно «Одна из подсудимых - девушка по имени Василиса Ковалева («Лиса»). Сидела она в СИЗО №6. Она отказывалась давать показания против себя и других: на нее начали давить, и, чтобы избежать пыток, она вскрыла себе вены. После этого ее перевели в одиночную камеру в Бутырке и держат привязанной к кровати и на транквилизаторах. При этом в таком виде – накачанной транквилизаторами, в состоянии измененного сознания - ее привозят в суд и судят», - пишет Наталия Холмогорова.

Тем временем, практика показала, что не все экстремисты страдают от несправедливого российского правосудия. Некоторым преступникам удается не только скрыться, но и получить сроки условно, в том числе за тяжкие и особо тяжкие преступления. 10 июля 2010 года в Москве произошло резонансное убийство 23-летнего ассистента режиссёра телеканала «Россия 2» и футбольного болельщика Юрия Волкова. Убийцы были пойманы практически сразу после преступления и… отпущены на свободу. Преступниками оказались три уроженца Чечни: Магомед Сулейманов, Бекхан Ибрагимов и Ахмедпаша Айдаев. Магомеда и Ахмедпашу отпустили сразу, а Бекхана держали в заключении еще некоторое время. В СМИ появилась информация, что на следствие давили представители диаспоры. По данным «Московского комсомольца», за убийц непосредственно просили Асламбек Паскачев, председатель «Российского конгресса народов Кавказа», и миллионер, совладелец группы «Рич» Хасан Хаджимурадов.

Пространное заявление сделал и уполномоченный по правам человека Чечни Нурди Нухажиев. В скором времени друзьям и родственникам преступников удалось уладить и дела Бекхана, однако это событие не прошло бесследно. Интернет-юзеры обнаружили в одной из социальных сетей переписку невесты Ибрагимова с земляками. Из писем можно сделать вывод – товарищи задержанного кавказца всеми способами (подкупить, надавить и т.д.) влияли на следствие. «Если деньги не найдем – его на 15 лет посадят!», – в отчаянии писала на страничке «Вконтакте» невеста задержанного Эмилия Алимирзоева. В данный момент ее аккаунт «Горный цветок» удален. Последнего подозреваемого через некоторое время отпустили, с тех пор следствие его не видело. Многие общественные и сетевые деятели давно заметили, что в отношении кавказцев, совершающих преступления, давно устоялась практика легального ухода от правосудия: их просто этапируют обратно в родную республику, где «самый гуманный суд» назначает условное наказание.

Сложившиеся в правосудии и деятельности правоохранительных органов тенденции вызывают серьезные опасения. Стражи порядка не могут противостоять сплоченным национальным диаспорам, даже если им этого сильного хочется. Они предпочитают не связываться с последователями обычая кровной мести и, не дожидаясь угроз и давления со стороны, соглашаются отпустить преступников за взятку, пока ее еще предлагают. Представители диаспор и этнический криминалитет при этом начинают ощущать свою безнаказанность.

Росту статистики по раскрываемости такой подход к работе явно не способствует, и сотрудники МВД начинают вешать «висяки» и «экстремистские статьи» на первых попавшихся под руку людей. При этом желательно выбрать таких «преступников», за которых некому заступиться. Планку по поимке экстремистов серьезно подняли после событий 11 декабря 2010 года. Это толкает правоохранителей на странные и экзотические поступки. 6 марта около 13:00 в центре Москвы была задержана группа молодых людей, устроивших очередную «русскую пробежку» с целью пропаганды здорового образа жизни. Молодые спортсмены скандировали «Русский – значит трезвый!» и «Русские выбирают спорт!» и еще ряд весьма безобидных кричалок. Ребятам вменяли разжигание национальной розни за то, что в своей безобидной спортивной пропаганде они делали акцент на слове «русский». Получается, что теперь слово «русский» является разжигающим межнациональную рознь, неполиткорректным и оскорбительным для представителей этнических сообществ.

Все описанные события указывают на то, что теперь в «экстремисты» можно записать кого угодно, было бы желание и невыполненный план раскрываемости. Наиболее опасными выглядят тенденции процессов «НСО-Север», а также Тихонова и Хасис. Громкие судебные дела могут стать «лекалами» для аналогичных производств в будущем.

Например, националистам из НСО отказали в суде присяжных потому, что часть (членов радикальной группировки обвиняют в совершении преступлений предусмотренных несколькими статьями УК) их дел попадает под юрисдикцию коллегии из трех судей, а часть под юрисдикцию суда присяжных. Выбор в пользу коллегии противоречит ч.2 ст.47 Конституции РФ, согласно которой обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом. Однако дела 2009-2011 годов уже вводят практику «особого» производства по «экстремизму». Теперь представьте, что было бы, если бы эту практику применили к участникам «Русской пробежки»? СИЗО, транквилизаторы, закрытое заседание, «тройка» и 7 лет тюрьмы – за то, что человек вышел на улицу и сказал слово «русский». Отказ в суде присяжных, закрытое заседание, халатное отношение к вещественным доказательствам, выбрасывание улик опровергающих виновность как «ненужных» - это неполный список инструментов, которые могут войти в «судебное клише» после процессов «НСО-Север» и суда над Тихоновым и Хасис, если вовремя не обратить внимание общественности, руководства судебной и правоохранительной систем.
http://dpni.org/articles/lenta_novo/21433/

Русский ад в Карачаево-Черкессии, или кто поможет Евгению Стригину?

 
Республика Карачаево-Черкесия:  2011-03-22 05:00:42

Республика Карачаево-Черкесия стала адом для русских людей. Им там нет жизни. Республика треть территории которой занимают исторические кубанские казачьи земли, а столица - Черкесск ранее была станицей Баталпашинской, становится невыносимой для жизни русских и казаков. Власть криминала – как в страшные девяностые годы, - вот норма жизни в Карачаево-Черкесии. В октябре 2004 года зять Президента КЧР Батдыева Али Коитов убил у себя во дворце семерых местных бизнесменов. Убил, сжег и в шахту бросил. А родственники убитых потом взяли штурмом и разгромили здание правительства. А уже совсем недавно - 14 марта 2011 года, года киллер-снайпер убил директора цементного завода - самого крутого местного олигарха. Такая вот жизнь. Но это дела «высокого полета». А кто знает в сытой Москве, что делается «внизу» КЧР, среди простых людей? Как живут люди, особенно русские люди?

2 января 2011 года, когда вся страна отходила от праздника, в станице Преградной трое русских парней Евгений Стригин, Виталий Гежин и Виктор Мироненко решили съездить в клуб на елку. По дороге решили заехать домой к Евгению, взять флеш-карту. У его жены назавтра, 3 января, был день рожденья. Она готовилась, делала салаты. По мере сил помогали и дети: сын Виталий 4 лет и дочь Виталина 2 лет. Подъехала машина мужа, Женя оставил машину с включенными фарами и ушел в дом. Ему надо было найти и взять флеш-карту для фотоаппарата. Друзья сидели в кабине. Но тут едут «Жигули 2105» с группой веселых карачаевцев: ездили в ночной магазин за водкой. Русский «УАЗ» им мешал проехать, карачаевцы вылезли и начали кричать, что мол, убирайте машину. Виталий Гежин вышел и сказал: «Подождите немного, хозяин выйдет и отгонит». Но те ждать не хотели и выйдя из своей машины бурно требовали чтобы русский «УАЗ» убрали немедля…

Потом горцы полезли в драку. Однако Гежин, - спортсмен-борец, - их просто расшвырял. Один из карачаевцев расшиб затылок. Все вроде успокоились. Выбежал Стригин, спросил: «В чем дело»? Ему сами карачаевцы сказали что «все нормально» и попросили принести зеленки и ваты. Стригин сбегал домой принес кусок наволочки и водку, смочил ею ткань. Промыли ссадину, и на этом вроде все закончилось. Среди карачаевцев была женщина – Жанна Узденова, которая успокаиваться не захотела, бегала вокруг, и выкрикивала угрозы. Русские этим угрозам значения не придали. Как писал потом в инете Виталий Гежин:

«Потому что это у этих народов «как за хлебом в магазин сходить» звучат часто угрозы и запугивание».

Не придав значение угрозам, все трое русских «уехали на центральную елку, хотели в новом году как обычно сфотографироваться с друзьями». Однако карачаевцы решил отомстить за обиду и поехали собирать подкрепление.

И вскоре уже две машины до отказа набитые ждущими мести молодчиками приехали к крохотному домику Стригных. Как потом говорила Кристина, из двух машин вылезло не менее десятка карачаевцев. Окружили дом, зашли даже в огород. Двое начали ломать дверь вернады, а Жанна Узденова разбила окно и начала кричать, что убьет Кристину и ее детей. Именно так. Кристина Стригина, схватив в охапку кричащих детей, спряталась в дальней комнате и закрыла внутреннюю дверь на ключ. После чего набрала на мобильнике номер мужа и позвала его на помощь. За это время карачаевцы смогли открыть дверь в прихожую и уже начали выламывать внутреннюю дверь. Но тут, получив сигнал о помощи, подъехали Евгений и его друзья Гежин и Казаков. Первым вышел Виталий Гежин и попытался начать разговор, мол «что вы творите»… Но его тут же сбили с ног и начали избивать ногами несколько «мстителей». Вышедших из машины двух других русских парней, также повалили и начали бить. На трех русских приходилось не менее десяти карачаевцев. Евгений Стригин сумел подняться и бросился в дом. А там открыл сейф, собрал ружье и выйдя на крыльцо, начал стрелять...

После первого выстрела в воздух карачаевцы бросились в свои машины. Но Евгений опустил ружье и сделал еще два выстрела. В одном случае дробь попала в автомобиль и, как потом выяснилось, был убит один из нападавших: Бостанов.

Евгений Гежин эти события описал так: «Видя, что два его друга лежат на земле, а их избивает толпа народа, [Евгений Стригин] произвел выстрел в воздух, и два в сторону машины нападавших, после этого их машины стремительно разъехались, как «шакалы по норам». Мы поднялись все избитые с переломами челюсти, рук, многочисленными синяками и ссадинами. Женя, опасаясь повторного нападения на его дом и семью, забрал жену, детей и уехал к родителям, мы тоже поехали каждый по своим домам».

Когда утром до Евгения Стригина и его жены дошли сведения о смерти одного из «мстителей», они бросились в лес. И двое суток без еды сидели в январском лесу в кабине УАЗа. Потом вернулись в станицу, где Евгений сдался милиции. Ему было предъявлено обвинение в преднамеренном убийстве. Зверски избитого Евгения Гежина милиция арестовала 3 января утром.

Но история эта имела продолжение. После того как Кристина смогла дозвониться мужу, он, выехав с друзьями к своему дому, позвонил своему другому другу - лейтенанту милиции Алексею Козырю - и сказал, что что-то неладно. Алексей Козырь с участником первого инцидента Мироненко на своем УАЗе ночью решил заехать к Стригиным; еще на подъезде, на соседней улице он был остановлен сотрудниками милиции карачаевской национальности, на него надели наручники и, вместе со своими спутниками, доставили в РОВД. (С момента стрельбы до ареста Козыря прошло около 3 часов).

Всех задержанных в РОВД начали зверски избивать. Выбивали признания в организованном, спланированном групповом убийстве из националистических побуждений.

Вот как описывает свои злоключения Виталий Гежин: «И вот утром ко мне ворвались в дом милиционеры, видимо родственники погибшего, сказали: будет обыск и где я прячу ружье, я попросил их не кричать, ведь у меня двое малолетних детей и они спят, ведь еще 7 часов утра. Меня забрали в отдел там мне сказали: «руки за спину» и надели наручники, потом меня стал избивать один сынок местного карачаевского миллионера, хотя у меня на лице и так были сильные гематомы, но им на это было плевать. Потом доставили в следственный комитет в качестве свидетеля, там тоже постоянно угрожали, на просьбы показать меня врачу, «так как у меня было, как потом выяснилось, сотрясение мозга и перелом челюсти, про другие травмы можно уже не писать» или вызвать мне адвоката - смеялись, требуя, чтобы я написал, что это было организованное убийство группой лиц, но я отказался это делать, за что был задержан на двое суток, потом еще на трое. На все мои просьбы снять с меня побои и показать врачу мне отказывали следователи, хотя работники ИВС неоднократно об этом им заявляли, потому что они все были Русскими людьми. Слава БОГУ! там меня избить им не дали. только на четвертые сутки меня отвезли в больницу на рентген и выяснилось что у меня перелом левого угла нижней челюсти и мне нужна срочная госпитализация, после этого в этот день «вдруг» появился суд-мед эксперт «так же по национальности карачаевец» и сделал заключение, что мне нанесен средний вред здоровью. На пятые сутки меня выпустили, а Женя до сих пор сидит в тюрьме, и шьют ему вплоть до пожизненного. Создан следственный комитет из пяти человек. Говорят, среди них есть даже один русский человек, которого ни один из нас в глаза не видел. Я представляю, как прессовали моих друзей, не сомневаюсь еще сильнее меня».

Конечно, гибель человека - трагедия. И тот факт, что Евгений Стригин открыл огонь, это очень прискорбный факт. Но как бы поступил кто-нибудь иной в ситуации, когда за спиной страшным криком кричат ТВОИ дети, а перед твоим домом убивают друга? Толпой на земле человек забивается ногами очень быстро. Причем Гежина целенаправленно били по голове.

После стрельбы начались аресты. И самого начала карачаевские «правоохранители» организатором, и даже соучастником, убийства требовали признать друга Евгения Стригина - лейтенанта милиции Алексея Козыря, который вообще не присутствовал при обоих драках и стрельбе. Планировалась явная фабрикация «громкого дела». В чем же провинился инспектор ДПС Козырь?

В том, что он - честный милиционер. Не пьющий алкоголь, даже пиво. Не курящий. Не берущий взяток. И именно по этой причине ставший неугодным начальству. Как пишет сам Алексей Козырь.

«Я, Козырь А. В. работал инспектором ДПС ОГИБДД Урупского РОВД, в звании лейтенанта милиции с 2002 года. В 2010 году Урупский РОВД объединили с Зеленчукским районом, с мая нахожусь в распоряжении МОВД «Зеленчукский». Выявил следующие факты:

Ежемесячно вымогаются денежные средства в размере 3000 (Трех тысяч) рублей с каждого инспектора ДПС, «неугодные» устраняются различными способами. Фабрикуются служебные проверки, «неугодные» сотрудники вытаскиваются на аттестацию, вынуждают уволиться по собственному желанию, в противном случае увольняют по статье…. Имеется доказательная база в виде аудио записи разговора состоявшегося в здании ГИБДД в момент сбора денежных средств. За назначение на должность в МОВД «Зеленчукский» руководство вымогает денежные средства в размере от 30-70 тысяч рублей, в зависимости от занимаемой должности. Таким образом, формируется штат ГИБДД ОВД «Зеленчукский». Сотрудники милиции опасаются кому-либо докладывать о происходящем, так как боятся потерять свое место работы и кого-либо из близких родственников». В опубликованном в инете заявлении Алексея Козыря много интересной информации, можно сходить по ссылке.

В результате действий карачаевских правоохранителей АБСОЛЮТНО НЕПРИЧАСТНЫЙ к делу об убийстве Бостанова Алексей Козырь провел в заключении 9 дней: с 3 по 12 января. Пять дней в заключении провел Виталий Гежин.

И ПРИ ЭТОМ ВСЕХ ЗВЕРСКИ ПЫТАЛИ. Постоянно избивали. Алексея Козыря помимо избиений держали в камере с +5 градусами тепла. У него воспалились почки: хронический пиелонефрит. Виталию Гежину с поломанной челюстью не оказывали медпомощи и при этом избивали. Лишь Когда в КПЗ сменилась смена охраны с карачаевской на русскую, Гежину в камеру родители смогли предать антибиотики. Русские милиционеры сами ему кололи уколы, что позволило как-то сбить воспаление сломанной челюсти. Виктору Мироненко, присутствовавшему при первой драке, раздробили скуловую кость и перебили нерв на правой стороне лица…

Сейчас же грубо сфабрикованное дело против Алексея Козыря уже развалилась, он признан непричастным, но ему угрожают убийством. И это не пустые угрозы.

Никто из пытателей, а их фамилии известны, и жалобы подавались, к ответственности не привлечен. И, в рамках карачаево-черкесской «правоохранительной системы, привлечен не будет никогда… Тем более, что один из садистов-истязателей – сынок местного олигарха.

Правда по поводу избиения Виталия Гежина возбуждено отдельное уголовное дело, но следователи-карачевцы относятся, по его словам «как к скотине», оскорбляют и унижают, явно показывая, что никакого расследования они выполнять не будут.

Само же дело по убийству Бостанова признано «делом особой важности», сформирована следственная бригада из семи следователей, лишь один из которых русский. Его проходящие по делу люди в глаза не видели. И защищавший своих детей русский человек, Евгений Стригин лишен всякой надежды на справедливость расследования.

Но и это еще не все. События, связанные со стрельбой произошли в ночь со 2-го на 3-е января. А уже 4-го января на центральной площади казачьей станицы Преградной вышли стройные колонны жителей карачаевской национальности. С двумя требованиями:

1.Выдать для самосуда Евгения Стригина и его семью.

2. Выселить ВСЕХ русских их Урупского района, райцентром которого является Преградная.

Митинг собрал до 250 человек. Была выбрана «инициативная группа» из примерно 20 человек, которая пошла к руководству района (состоящему, само собой, из карачаевцев) с требованием «удовлетворить справедливые требования людей». Русские при этом митинге боялись выйти на улицу. К слову о «нашем районе»: карачевцы в этих местах появились только в 1958 году, по возвращении из Казахстана. До этого тут с 1861 года жили только казаки.

Через несколько дней после митинга, на той же центральной площади пьяный милиционер-карачаевец с криком: « Твой брат – убивал наших людей», - открыл огонь из пистолета по шедшему мимо Василию Козырю – брату Алексея. Стрелка «по-тихому» уволили без последствий…

Читатель может спросить: «А может это отдельный случай? Стоит ли «тянуть тенденцию» ? Тогда надо сказать, что еще творится в Преградной. Ранее зверски была изнасилована русская девушка Оксана Ф. из соседнего с Преградной поселка Медногорского. Насильник, некий Алиев, получил пять лет колонии. Условно.

В 2010 году было совершено нападение двух карачаевцев на русского охранника Медногорского горно-обогатительного комбината. Ему было нанесено одиннадцать (!) проникающих и даже сквозных (!!!) ножевых ранений. Как выжил - знает Бог. «Резателю» дали год. Условно. Напарнику не дали и этого.

В центре станицы были обнаружены нецензурные надписи оскорбляющие русскую нацию и требующие «уходить русским свиньям из нашего района». Возбудили административное дело. Идет до сих пор.

Снесли два православных поклонных креста. Последствий никаких.

И вот последнее, мартовское, сообщение из Преградной – ночью обстрелян дом русских людей Слядниковых на улице Красной. На той же улице, где в страхе живет Кристина Стригина.

То, что творится в Преградной – настоящая линия фронта. Фронта, направленного на «очищение жизненного пространства»; на сознательное и планомерное вытеснение русских из республики. Карачаевский митинг в Преградной, кстати, организовывал специально присланный «массовик-затейник» из города Карачаевска.

Но вернемся к опубликованному в инете письму Виталия Гежина. Вот что он пишет: «Я долго не хотел писать это письмо, ведь я не националист, в радикальном проявлении этого слова. Да я люблю свою нацию, горд тем что я Русский человек! как и мои друзья пострадавшие от этого конфликта, но никто из нас не страдал и не страдает проявлением и нетерпимости к другим народам, боле того у меня много друзей из этих народов, все они порядочные люди.

Но сейчас в КЧР ведется давление и выживание русского населения, сжигаются православные храмы и церкви, совершаются тяжкие преступления: убийства и изнасилования. Число тяжких преступлений совершенных в нашем районе карачаевцами составляет 80 % , а русскими 20 %. Все руководящие посты - силовые посты, занимают кавказские народы, в нашем районе, где 80% русские люди, исторически кубанские казаки, соотношения руководящих 80% к 20% не в пользу русского населения».

В Карачаево-Черкесии есть представляющее интересы русского населения организация: Региональное Общественное движение «Русь». Издается газета «Русь». И по материалам этой газеты, и по рассказам людей, ситуация в КЧР для русских просто катастрофическая.

Доля русского населения в КЧР, по данным переписи 2002 года составляет 33,6 %. До 1991 года их было 50, 7%. Русские бегут, республика становится мономусульманской. Минимум 1500 человек русского населения покидает республику в год. И это, в подавляющем большинстве, молодежь. Ей места в республике нет, у нее нет будущего. Работу дают только своим. Негласный запрет существует для русских на работу в казначействе, налоговой инспекции, КРУ, счетной палате, -везде где «пахнет деньгами».

В вузах КЧР русские студенты сейчас составляют всего 5%. Причем эти 5% - это только учащиеся из Черкесска. В университете Карачаевска русских студентов нет. На стенах этого учебного заведения уже, по чеченскому примеру, пишут: «Русские не уезжайте, нам нужны рабы»… В Карачаевске вообще не осталось русской молодежи, если раньше там проживало довольно много русских, то теперь остались одни старики.

«Высшей точкой» сознательной и планомерной дерусификации республики стал «сеанс одновременного сожжения» христианских храмов. 1 ноября 2010 года в Карачаевске и соседнем с ним поселке Орджоникидзевском были сожжены две православные церкви, а также баптистский молельный дом. И это был явный, открытый поджог. И все промолчали. Ставропольский епископ Феофан, патриарх Кирилл – все промолчали. В Думе промолчали, в СМИ промолчали. Русские на Кавказе не нужны никому. Уничтожение поклонных крестов в станице Преградной и сожжение христианских церквей – все это явления одного порядка. Как и групповое нападение на дом Евгения Стригина, и митинг с лозунгами выгнать русских из «нашего района».

«С молчаливого согласия руководства республики вольготно чувствуют себя националистически настроенные лица, которые своими псевдотрудами, экстремистскими высказываниями негативно настраивают свою молодежь против других народов. На бытовом уровне идет выдавливание русских с мест их компактного проживания», - это цитата из обращения Президиума Карачаево-Черкесского регионального общественного движения «Русь» к Президенту РФ Медведеву. Это обращение было опубликовано в октябре 2010 года, ДО СОЖЖЕНИЯ ХРИСТИАНСКИХ ХРАМОВ. И ДО СОБЫТИЙ В ПРЕГРАДНОЙ.

В настоящее же время дети Жени Стригина лечатся от шока у психолога, а семья его бедствует. Нет денег на адвокатов. И на кого теперь надеяться Стригиным, да и всем русским и в Преградной и во всей Карачаево-Черкессии? И на всем Северном Кавказе? На кого? Не на кого…

Обращаемся ко всем читавшим эту статью.

Большая просьба всем помочь Евгению Стригину и его семье…. Вот реквизиты.

Урупский дополнительный офис №8585/09

Карачаево - Черкесское ОСБ 8585

Северо-Кавказского банка Сбербанка России ОАО

ИНН 7707083893 бик 040702660

КПП 090102001

К/С 30101810600000000660

Р/С47422810460319900109

369260,КЧР,Урупский район

ст. Преградная,ул. Красная 112,тел. 8-878-76-6-25-96

Внутреннее структурное подразделение 8585700009

Счет № 42307.810.4.6031.9010423

Стригина Кристина Евгеньевна

Яндекс кошелек родителей Евгения Стригина

номер 41001894984167